Рошаль. Новости

Яндекс.Погода

суббота, 21 октября

облачно с прояснениями-1 °C

Онлайн трансляция

Андрей Воробьёв выступил в прямом эфире радиостанции «Вести FM»

12 нояб. 2015 г., 8:34

Просмотры: 92


Андрей Воробьёв выступил в прямом эфире радиостанции «Вести FM»

Андрей Воробьёв выступил в прямом эфире радиостанции «Вести FM»

ВЛАДИМИР СОЛОВЬЁВ: Как и обещали, у нас в студии Андрей Юрьевич Воробьев, губернатор Московской области.

- Андрей Юрьевич, 8-го числа как раз три года, как вы на посту. Тяжелое досталось наследство, которое стало чуть проще после того, как недолгое время был Сергей Кужугетович. Но вообще всегда тяжело, когда в центре внимания, когда настолько гигантская губерния, когда рядом с Москвой – здоровым пылесосом. И вы очень жестко и начали: разбирались со свалками, с непотребствами. Врагов, наверное, нажили кучу.

АНДРЕЙ ВОРОБЬЕВ: Доброе утро, Владимир, Анна. Очень приятно сегодня быть у вас в эфире. Спасибо, что помните о нас, о Подмосковье, постоянно освещаете и проблемы наши, и достижения.

Что касается области – хорошо известно, что это очень большая система. 7 миллионов 200 тысяч человек живут на 44 тысячах квадратных километров. И огромное количество городов, высокая плотность субъекта. Поэтому проблем хватает.

Но за последнее время нам многое удалось изменить. И очевидно, есть результаты. И это стало возможно благодаря концентрации усилий и, конечно, формированию команды. Благодаря друзьям, если хотите, единомышленникам. И главный единомышленник – это житель Подмосковья.

- Я так понимаю, у вас это такая новая идеология.

- С первого дня мы поняли, что пока мы не познакомимся с каждым или почти с каждым человеком территории, нам сложно рассчитывать на результат. Вы совершенно верно заметили, что наша жизнь состоит из проблем, и в Московской области их хватает. И наша задача была развернуть эту систему, поменять ситуацию – в здравоохранении, в экологии, в системе образования, в благоустройстве. С мусором разобраться. В дорожном строительстве.

Как? Как развернуть огромную систему? Только вместе. Поэтому мы получаем огромное удовольствие от того, что находим понимание в глазах, в движениях, в жестах людей, с которыми общаемся каждый день.

И стратегически важно было развернуть муниципальную власть. Потому что, в отличие от нас, если мы три раза в неделю работаем в муниципалитетах, они – каждый день. И если они проникнутся тем, что работают для человека, если они проникнутся, что в городе должно быть чисто, а в подъезде не должно вонять, то тогда мы непобедимы.

И вот эту серьёзную работу мы ведём на протяжении всего этого времени. И сейчас, кстати, вновь активизируемся. И каждую последнюю неделю, четверг или пятницу, мы будем приглашать всех желающих на прямой разговор и с главой, и, соответственно, буду я. Это самый большой зал в муниципалитете, куда приходят все желающие. И там, как правило, проходит запоминающаяся встреча. Потому что преимущественно мы говорим с вами о проблемах, а не о достижениях.

- Вам, кстати, надо отказаться от вашего кабинета.

- Ну, зачем? Вы кабинет-то мне оставьте.

- Я как ни посмотрю – вы всё время по области ездите туда-сюда.

- Кабинет, знаете... Вот сейчас, кстати, часто нелётная погода, когда температура скачет плюс-минус выше нуля, то туманы, обледенения. Поэтому мы подстраиваемся под погоду в том числе. Но движение – это жизнь, как известно, и мы стараемся регулярно бывать на территориях. Потому что без этого ты неинтересен, без этого ты работаешь мимо.

- На что люди жалуются? Что их больше всего огорчает?

- Сегодня, пожалуй, самую большую проблему испытывают люди старше 70 лет, одиноко проживающие. Это большие расходы на ЖКХ, это продукты питания и, конечно, лекарства. Эти три составляющие заставляют, особенно одиноких пенсионеров старше 70 лет, беспокоиться. Поэтому мы готовим программу на 2016 год, чтобы дополнительно предусмотреть заботу о тех, кто оказался в этой сложной ситуации.

- Вы взяли тяжелейшую губернию, где, по большому счету, она вся была нарезана между удельных князей, которые сидели там по 20 лет в муниципалитетах, и тронуть их практически невозможно. Трагедия, которая произошла в Красногорске, убийство – какие-то выводы организационные делаете? Какое отношение к этому и у людей, и у власти? И что зависит непосредственно от вас?

- Трагедия, ужасный случай в Красногорске. Убиты 4 человека, двое из них чиновники, один – случайно, как известно, а третий бизнесмен. Ужасная трагедия, преступление, которое случилось. Следственные органы разбираются. Мы, конечно, сразу сделали запрос, есть ли элементы коррупции или какая-то связь чиновников. Сегодня таких данных нет. Но следствие идет.

- Ну скажем по-другому. Официально такие данные пока не представлены.

- Официально такие данные на данный момент не представлены. Что касается ротации, что касается замены, то жизнь такая штука – все меняется. И главы муниципалитетов – какие-то уходят на другие позиции. Из 68 мы привлекли 42 новых управленца в территории. Как правило, это ребята, имеющие опыт муниципальной службы. Как правило, это воспитанники опытных глав, которых мы продвигаем на следующий, более высокий уровень. Поэтому кадровая работа ведется. Без нее бы мы попали просто в совершенно дурацкую ситуацию.

И наша задача – обеспечивать высокий темп. А, как известно, в жизни темп высокий могут держать только люди подготовленные. И когда ты устал, когда тебе неинтересно, когда пропал блеск в глазах, то, безусловно, мы принимаем кадровое решение. Некоторые решения кадровые были очень сложны, и мы не находили понимания у некоторых глав, которые посчитали, что муниципалитет – это чуть ли не их вотчина, собственность. Вот эти ощущения мы вынуждены были развеять очень активно и жестко. И поменять.

- Они же очень сильно связаны. Вы же не можете своим указом взять и…

- У нас нет таких прав – это язык убеждения.

- В этом и проблема. То есть, получается, с одной стороны, губернатор. И в русской традиции ощущение, что вы хозяин на этой территории, можете практически все. А на самом деле, по закону у вас руки связаны. Уголовное дело возбудить вы не можете, надо идти к прокурору. Факты коррупции даже если вы вскрываете, никого посадить не можете – это делают следственные органы и органы правопорядка. Снять главу муниципалитета вы тоже не можете.

- Это действительно так. Это Конституция, это закон. Но, вместе с тем, у нас язык убеждения до сих пор работает доходчиво, и мы добиваемся результатов. Поэтому ротация в хорошем смысле этого слова – через преемственность, через привлечение людей, у которых есть желание работать и менять, есть желание получить признание от жителей – это наш кадровый резерв. Вот на него мы делаем ставку.

А вы хорошо знаете жизнь ряда муниципалитетов. И, например, сейчас…

- Сам жил в одном.

- В одном из них сейчас живете, да. И, например, Домодедовский городской округ – вот сейчас пришел молодой парень, который прошел школу и городского управления Сергиева Посада, и парламента областного. Вот Леонид Павлович сегодня является наставником главы администрации. А Дмитрий Игоревич, который долго возглавлял администрацию, ушел для того, чтобы преподавать и учить молодых. Поэтому этой работой мы занимаемся очень-очень подробно.

- Ну вы также еще и перекроили округа.

- Мы укрупняем округа. Мы выстраиваем вертикаль. Потому что, к сожалению, там, где нет контроля, там, где глава маленького поселения почувствовал себя всем и вся, происходят разные метаморфозы. Например, у нас в Одинцовском районе глава поселения на красной линии, где должен проходить ЦКАД (Центральная кольцевая дорога), он там построил дом. А другой на глиссаде построил три дома.

- Красавчики! И сделать с ними ничего нельзя?

- С ними сделать ничего нельзя, как, впрочем, и с домами, потому что там уже живут люди.

- Очень много вопросов приходит: «А кто понес ответственность за эти дома? Кого посадили?» – спрашивает Михаил.

- Сажают не во всех случаях – это правда. Может быть, это и хорошо. Но в моих двух примерах – и по домам, которые стояли на дорогах, и по глиссаде – понесли наказание чиновники, они уволены. Когда-то им вменяют административную ответственность, когда заводят уголовное дело.

- Но это не ваша компетенция.

- Это не наша компетенция. Вообще говоря, наказания – конечно, здесь прямая компетенция правоохранительных органов в нашей стране.

- Очень много вопросов по конкретным местам. Они все будут распечатаны и переданы Андрею Юрьевичу, не волнуйтесь. Спрашивают, так что с гигантскими свалками? Ведь вам досталась губерния, которая, наверное, первое место занимала по количеству свалок.

- Да, мы, к сожалению, страна, которая до сих пор сваливает просто в кучу мусор и присыпает его землей. После чего это приносит огромное разочарование людям, которые живут поблизости. Потому что это пахнет, потому что разрушает нашу экологию. И я обратился за поддержкой к Президенту, и ее получили. Потому из 39 полигонов на сегодня мы закрыли уже 14. Это беспрецедентно много, потому что закрыть – это еще полдела. Вопрос, куда возить мусор. Новые полигоны мы с вами открыть больше не можем: плотность населения такова, требования, общественные слушания проходят настолько напряженно – мы не встречали до сих пор человека, который бы хотел в своем муниципалитете…

- «Давайте-ка к нам свалочку!» То есть таких нет?

- А давайте сделаем современный полигон? Нам говорят: до свидания, уходите. Поэтому это серьезная проблема. И мы благодарны «Ростеху», который взялся за эту проблему. Мы подписали соглашение о разработке, строительстве современных заводов. Сложная большая тема, но мы должны двигаться этим путем. Современные заводы по утилизации мусора есть во всех развитых странах и развивающихся странах, в том числе и в Китае, и Корее. Мы должны следовать все-таки, использовать умные технологии, а не просто гадить у себя под ногами.

- Андрей Юрьевич, тут у меня в передаче некто Борис Надеждин, который живет в Московской области…

- В Долгопрудном, да.

- Да-да. Все время пытается показать, что он очень хорошо относится к власти, но все-таки к ней в оппозиции. Вот он говорил о том, что проблемы пенсионеров большие. И вот Евгений пишет: «Господин Воробьев, ваше отношение к пенсионерам заставляет голосовать против вас и «Единой России». Вы этого добиваетесь?» Очень много было вбросов в прессу, очень много было неточностей по поводу той вынужденной меры, которую область приняла. Объясните вот, все-таки, что в конечном итоге?

- Это было сложное решение. Вы про отмену льгот именно для проезда в Москве?

- Не до Москвы, а именно в Москве.

- До Москвы и в Подмосковье мы ездим на всем общественном транспорте бесплатно. И это никто не собирается пересматривать. Более того, в Подмосковье самые большие льготы всевозможные в системе ЖКХ и в системе общественного транспорта, медицины. Ну, как я уже и сказал, пенсионерам, особенно одиноким, тяжело. И мы должны были расставлять приоритеты. Мы постоянно на 2-3 миллиарда рублей увеличиваем количество закупаемых лекарств. Мы боремся с ликвидацией второй смены. Мы направляем дополнительные деньги на модернизацию здравоохранения. И возникает вопрос, откуда…

- Откуда деньги брать.

- Откуда брать деньги. И мы понимали, что жители потребуют прежде всего снять деньги и сэкономить деньги с чиновников. Поэтому мы с себя начали. Московская область с 1 января – лучшая в пятерке по количеству чиновников на 10 тысяч населения. Мы войдем в пятерку с 1 января. Поэтому мы сэкономили сначала на содержании чиновников порядка 2,5 миллиардов рублей и затем вынуждены были часть льготы, которая никак не влияла на жителей Подмосковья, особенно дальних территорий, все-таки отменить.

Поэтому это сложное решение, но мы старались объяснить и доказать, что оно справедливое и правильное.

- Вы хотели, чтобы люди понимали.Речь идет не о проезде в Подмосковье, не доезде до Москвы, а исключительно проезд внутри Москвы.

- И чаще всего это поездка в метро. В 9 случаях из 10 речь идет о поездке в метро.

- И то не для всех категорий пенсионеров.

- Не для всех абсолютно категорий пенсионеров. Все федеральные льготники остались. Более того, в каждом муниципалитете есть специальный фонд. И если вдруг тебе тяжело – например, лечение, или, например, ты одиноко проживающий и уже в преклонном возрасте – приходи и обращайся. Обязательно получишь поддержку и решение этого вопроса. А в жизни приходится принимать сложные решения. Это одно из них.

- Это тяжелое решение. Ну сейчас вообще в экономике, вежливо говоря, сложно. Что зависит от губернатора? Вот что может сделать губернатор? Удается ли вам привлечь новые рабочие места, новые бизнесы?

- Мы исходим из того, что губернатор отвечает за все, глава муниципалитета отвечает за вверенную ему территорию. Поэтому занимаемся активно сейчас экономикой, поддержкой бизнеса. Хотя это избитые уже слова. И много раз в ваших эфирах мы смотрим, обсуждаем, рассуждаем на тему экономики. Но сегодня это главный вызов, я считаю, наиглавнейший вызов нашей страны.

Поэтому мы стараемся не просто какие-то льготы предоставить – мы предусмотрели порядка полутора миллиардов рублей прямой финансовой поддержки бизнесу, который приходит на нашу территорию. Мы готовим индустриальные зоны, то есть когда инвесторы приходят на все готовое: на электричество, канализацию, газ и дорогу. Мы предусмотрели компенсацию капитальных затрат. Если ты строишь молочную ферму, или ты строишь теплицу по производству овощей, или мясное производство, то 20% от твоих затрат на строительство компенсирует бюджет. То есть мы делаем все, чтобы обеспечить прорыв.

- Серьезно.

- Иначе никак. Нам нужны рабочие места. 100 миллиардов рублей мы отдаем нашей любимой Москве подоходного налога. 100 миллиардов каждый год. Обеспеченность рабочими местами Московской области находится на уровне 35% от занятых, Москва – 54%. Нам срочно нужно наращивать, создавать рабочие места. Люди тратят по 3, 4 часа для того, чтобы добраться до центра Москвы, потому что зарплаты здесь выше, чем в Подмосковье.

- И при этом люди не учитывают, что, например, те, кого коснулась мера, – это же работающие пенсионеры в Москве. То есть свои налоги они платят в Москве.

- Абсолютно. Чаще всего. Я исключаю тех, кто обращается за медицинской помощью. Я уже сказал, что тут отдельная история, и мы отдельно оказываем поддержку. Конечно, опять же, 9 из 10 – это работающие пенсионеры.

- Ну если бы они работали в Подмосковье!

- Это подоходный налог.

- Да. Деньги бы остались.

- 100 миллиардов. Полтора миллиона человек работает в Москве, проживающих в Подмосковье. И это, конечно, большие деньги. Всего бюджет Подмосковья – 500 миллиардов рублей. И, конечно, наша задача…

- 20% получается.

- Да. Создать рабочие места. Другого выхода у нас нет.

- Удалось?

- Удается. Создаем рабочие. Мы в этом году откроем. Мы каждое предприятие считаем, и каждое заседание правительства стараемся начать с презентации нового предприятия, показывая тем самым, что мы ждем инвесторов, мы готовы сделать все для того, чтобы человек зарабатывал деньги на территории Подмосковья так, как не зарабатывает нигде.

Рабочие места меняют жизнь кардинально. Вот на прошлой неделе мы в Солнечногорске открыли два предприятия. Ребята, молодые ребята, вложили свой миллиард, привлекли кредиты и производят великолепные изделия из пластика. Совершенно конкурентоспособные, имеют экспортный потенциал. Готово предприятие у нас сейчас к открытию в Сергиевом Посаде по производству труб, совершенно уникальных, конкурентоспособных. Каждое предприятие сопровождаем вручную. Вот порядка 45 из них в этом году мы открыли – это там, где рабочие места больше 100.

- Мы сейчас на секундочку вынуждены прерваться. После новостей, не волнуйтесь, Андрей Юрьевич будет в нашей студии. И еще в течение получаса мы поговорим с губернатором Московской области Андреем Юрьевичем Воробьевым.

- А вот это хороший вопрос, кстати. А если человек ветеран труда, то он считается льготником? То есть получается у него льготы на проезд внутри Москвы остаются или нет.

Нет, ветеран труда имеет льготы по Подмосковью, но не проезд в Москве.

- Просто много приходит вопросов. Вы работали не у врага, Наталья Борисовна. «Вот я ветеран труда, всю жизнь работала в Москве, работаю и сейчас. Отмену льгот проезда в метро считаю уничижением звания «Ветеран труда». Не у врага же я работала. Разделение по материальному признаку, обидно». Наталья Борисовна, вы абсолютно правы, но это вопрос не к области. То есть если бы у нас в стране была, например, общая практика, что проезд, независимо от точки географии, для всех ветеранов труда бесплатен — это один момент. Но у нас, если Вы посмотрите, много губерний. Вот такое отношение, чтобы проезд внутри одной губернии оплачивала другая… Но может быть теоретически есть еще в Питере. И то вряд ли.

- Нет, в Питере такого тоже нет.

- Поэтому здесь это трагедия предыдущего устройства социальной системы страны. Сейчас, когда бюджеты разделились, когда их надо наполнять, когда надо решать в условиях очень непростой ситуации в экономике, то, к сожалению, это вынужденные меры.

Андрей Юрьевич, а как Вы к критике относитесь?

- Критика делает нас сильнее. Отношусь с абсолютным удовольствие главное, чтобы она была обоснована и справедлива.

- Ну вот я смотрел, вас довольно больно некоторые общественные организации кусали. Наверное, заслуженно, не знаю. Вы никогда не отвечаете, скажем так: «Ах, нет, вы все неправы». То есть вы пытаетесь конструктивно.

- Любой контроль должен делать нас сильнее. Это заставляет делать работу над ошибками. Важно избежать в этих отношениях ярлыков и предвзятого отношения. Или такого наскока, знаете, проснулся, левой ногой, левой рукой что-то попытался изобразить, не вникнув в детали того или иного вопроса. И я могу сказать, что у нас очень активная работа идет с ОНФ, и отдать должное наряд площадок, которые мы организовали в областном парламенте, в областной думе. Приходят представители, где обсуждаются разные темы. Обсуждаются вопросы экологии, сохранения леса, обсуждается мусор, который мы уже в передаче затрагивали, в части открытия новых полигонов. Но где-то коллеги не разбираются, и порой их точка зрения является не совсем подготовленной.

- Для творческой дискуссии.

- Эта тема для творческой дискуссии, дальнейшего сотрудничества. Мы всегда открыты. С удовольствием приглашаю всех, кто занимается в общественных организациях контролем, в частности ОНФ, с собой в поездку для того, чтобы вместе разобраться, разобраться в тех сложностях и проблемах, которые нас окружают. Вот сейчас мы сдаем большое количество аварийного жилья, 167 тысяч квадратных метров мы сдаем ноябрь-декабрь.

- Сдаете аварийное жилье — это что значит?

- Это значит мы расселяем бараки и люди переезжают.

- То есть выселяете из аварийного и выдаете новое.

- Мы переселяем людей из тех домов, где жить уже невозможно. Это большая программа, которую мы делаем. Поэтому общественные организации — это наши партнеры. Мы сторонники открытой системы власти и  делаем все, чтобы эти коммуникации были непосредственно и с общественными организациями, и напрямую. Вот вчера уже ближе к ночи мы получили, стали лауреатами премии Рунета по новой программе «Добродел». Каждый человек Москвы и Подмосковья, любого уголка нашей страны может загрузить эту программу и на Anrdoid, и Apple и соответственно принимать участие, указывать на проблемы в ЖКХ, в образование, в здравоохранение, в транспортной системе, работе общественного транспорта. И идет мгновенная реакция. Конечно, система оттачивается. Это прообраз «Активного гражданина», который в Москве работает; это «Народный контроль», которые работает в Татарстане. Мы взяли все лучшее для того, чтобы сейчас внедрять. Поэтому активно продвигаем. И я, пользуясь случаем, хочу так же пригласить всех загрузить себе «Добродел», для того чтобы показывать, что не так; для того чтобы подсказывать и давать нам предложения, которые направят власть на те приоритеты, которые беспокоят людей.

- Ну это показывает открытость вашей власти. Открытость нашей радиостанции показывает, что у нас сегодня в 19:00 господин Бречалов, как раз руководитель ОНФ, будет в студии.

- Да, я с удовольствием приглашаю, мы открыты для дискуссии и для поездок по территориям, это очень интересно.

- Так что как у нас, с широкой площадкой. Говоря еще об открытости власти. То есть каждый ведь и до Вас может достучаться, ведь у Вас с первого для же работает электронная почта?

- Да, у меня работает почта, приходит порядка 200 сообщений в день. Я ее расписывают. Львиная доля — это ЖКХ и здрав. Вообще в здраве проблема номер один — это регистратура. Вот сейчас мы все набросились на то, чтобы организовать запись через интернет, для того, чтобы были специалисты особенно общей практики: терапевты, педиатры. Сегодня здравоохранение для нас — это самый главный вызов. Мы направили дополнительно 10,5 миллиардов рублей для того, чтобы как по форме соответствовать лучшим мировым стандартам, там и по содержанию. Мы приглашаем со всей страны лучших врачей и даем им квартиры — вот так емко я, понимаю что немного времени, я хочу это сформулировать. То есть лучшие врачи в Подмосковье приезжают и, чуда не происходит, приезжают, потому что мы создаем условия.

- Ну даже Курцер открыл у Вас же.

- Марк Аркадьевич нам помогает. Он открыл свою клинику. Вот отдать должное этому человеку. Несмотря на то, что он открыл свой перинатальный центр, он активно помогает нам и консультирует по строительству пяти перинатальных центров, которые мы ведем, то есть по сути его прямые конкуренты. Этот человек дает нам самые ценные рекомендации по устройству, по организации потоков, оказания помощи. И мы очень благодарны ему.

- Насколько Вы эффективны как власть?

- Это не мы оцениваем, насколько мы эффективны. Есть цифры, есть доска приборов, которая постоянно у нас перед глазами, если так образно сказать. И по ряду направлений мы переходим в зеленую зону. Вот например, одно из достижений, о котором я бы позволил себе упомянуть, это снижение гибели на дорогах. Это указ президента, это то, что является приоритетом в нашей работе.  Но мы не могли добиться снижения. И только в этом 15 году впервые за десять месяцев мы смогли на 19 процентов улучшить показатель. Но для этого была проведена совершенно конкретная работа на Волоколамке, на Старо-Симферопольском шоссе  – мы просто вынуждены были поставить дополнительные фонари, дополнительные лежачие полицейские и разделить потоки. У нас львиная доля гибели из-за отсутствия разделенных потоков — это столкновения лоб в лоб. Скорости высокие. Поэтому мы работаем предметно по младенческой смертности. Например, сейчас меняем все оборудование в реанимациях, для того чтобы результативности, эффектность спасения жизни была выше. Для этого нужно поменять старое оборудование на новое, старое не спасает жизни. Мы открыли девять сердечно-сосудистых центров и достигли показателя по спасению людей, у которых больное сердце, потому что там золотые 40 минут. Если тебе есть куда привезти человека — ты спас жизнь, если нет — это трагедия. Вот из этих мелочей важнейших состоит наша работа и наша жизнь. Поэтому мы работаем над чистой водой, над показателями, которые позволяют нам претендовать на лидерство.

- Ну здесь и вопрос кадров . Я помню, Вы начали с того, что пришли со своей командой. И  я многих ребят из этой команды знаю, то есть кто-то и в Думе работал.

- Многих и знаете, и учили.

- Да, есть такие страницы в моей биографии. Но ведь обучение продолжается и сейчас.

- Преимущественно нас учит жизнь, но конечно мы проводим различные площадки, различные конференции, форумы. Вот сейчас буквально после эфира мы встречаемся с теми, кто занят в науке. Вчера был Всемирный день науки. И у нас 8 из 13 наукоградов. Но, мы должны признаться, что жизнь в наукоградах оставляет желать лучшего. Как обеспечить внедрение, как от фундаментальных открытий, разработок перейти к коммерческому успеху, как зарабатывать деньги, как быть умным и богатым. Сегодня, к сожалению, Протвино и Пущино, и Фрязино, в Королеве лучше ситуация, в Рутовое   тоже. Но вот эти институты живет своей жизнь, а экономика, увы, своей и не очень хорошей. И это главный вызов опять — как вдохнуть жизнь в наукограды, как создать территории, куда придут молодые предприимчивые ребята, чтобы обеспечить занятость и наполнить бюджет. Это серьезные вызовы для всей страны. Вообще экономика сегодня в отсутствие финансирования . Сегодня большая статься, Борис Титов высказывается, как обеспечить прорыв, как в отсутствие денег обеспечить развитие экономики. Мы об этом должны крепко думать и предлагать решения, мы не должны замалчивать, потому что быть сильным — это иметь все-таки сильную экономику в том числе.

- Много вопросов о жилищном строительстве, потому что, вот Вы говорили, этажи, не более девяти этажей, откуда появляются 17этажные. Спрашивают, что делают с Су-155 с их проблемой. Вы ведь унаследовали, опять же, тяжелейшее наследие, ну вот просто тяжелейшее, когда уровень беспредела зашкаливала.

- У каждой системы, у каждого времени свои вызовы, свои проблемы. Мы унаследовали много хорошего и,  естественно, и проблемы в том числе — это жизнь. И Су-155 — это наша боль, точнее боль нас и еще 8тысяч человек, которые заплатили деньги, платят ипотеку, платят аренду за жилье, в котором живут и ждут, когда им представят положенную квартиру. С каждым домом и Южное Домодедово, и Долгопрудный, и Одинцово 8-й микрорайон, и Красногорск Павшинская пойма — работаем персонально, помогают успешные компании. Мы буквально перекладываем на их плечи то, что  (не буду выражаться) принес нам владелец Су-155. Другого пути нет. Мы проблему эту решим. Мы, сказать, что каждого дольщика в лицо — это будет преувеличение, но каждый глава муниципалитета персонально ведет дольщиков. И наша задача — все-таки этот узелок развязать.

- А министрам напрямую можно позвонить, пожаловаться?

- Можно. В каждом аптечном пункте у нас есть прямой телефон министра. Это стало необходимо тогда, когда были перебои с лекарствами, которые выдаются по льготам, по рецепту. И тогда мы разместили телефон Суслоновой — нашего министра, и она персонально принимает СМС и отвечает . Сначала было порядка сотни таких обращений, а сейчас 4, 5, 9, 11. тоже самое сделал руководитель Мострансавто. По нашей рекомендации его светлый образ висит за водителем, так же как и телефон. Для чего? Для того, что если автобус приходит не вовремя.

- А кто у Вас руководитель?

- Александр Зайцев.

- То есть ему звонят? То есть он сейчас самый популярный человек в Московской области, его все знаю в лицо по портрету.

- Ну по крайней мере он может претендовать на то, что получит признание, или другого пути у него нет. Он обязан, если он подготовленный человек, если он получил хорошее образование и претендует на то, чтобы наладить качественный, общественный транспорт — все карты ему в руки.

- Ну у Вас же  транспортом вообще Петр Иванов занимается.

- Это в Раменском. В Мострансавто — непосредственное подразделение, где 5500 автобусов.

- Петр очень профессиональный человек у нас обычно.

- Он старается.

-Знает, что делать. У Вас вообще хорошая команда. То есть я смотрю: молодая, агрессивная.

- Спасибо.

- Активная. И очень к себе жестко относящаяся. Вы, говорят, вообще дошли до каких-то непонятных жестоких мер,  даже с транспортом там разобрались для чиновников.

- Ну это была общая работа. Еще раз заходя на оптимизацию, тогда когда сложная ситуация, когда есть огромное количество вызовов — ты должен начинать с себя, иначе просто люди нас не поймут. Они просто перестанут с нами здороваться и скажут все, что думают,  – а это в наши жизненные планы не входит. Поэтому мы начали с себя, мы из 900 автомобилей оставили порядка 550, мы сократили, как я уже сказал, чиновников. Раньше было 35 человек на 10тысяч, а сейчас 20 — это большая разница. Мы автоматизируем, у нас талантливый парень работает МаксутШадаев, который автоматизирует все и вся. Вот МФЦ ... если про коррупцию у нас есть два слова, я могу сказать, то мы делаем все, для того, чтобы искоренить коррупцию в той части, где человек-чиновник не принимает решение, то есть все происходит в удаленном доступе в МФЦ, которые, кстати, открылись по прямому указанию президента. То есть тогда, когда ты приходишь в МФЦ оформлять имущество, жилье, получать какую-то услугу, регистрировать свои отношения или получать справку по налогам — ты не видишь чиновника, работает система, автоматизируемая система. Отдал в окно №5 и через семь дней из окна №5 получил . А все, что происходит за эти семь дней — это большая титаническая работа по автоматизации и по работе чиновников. То есть тебе не нужно ходить в администрацию Мытищинского района, там нечего делать, все приходит в электронном виде. Это наша стратегическая задача. Москва, Татарстан в этом преуспели. И мы сегодня наращиваем, наращиваем. Мы начинали с 20-30 услуг, а сейчас их уже 150.

- Вообще большая активность меня подвигает иногда на какие-то странные действия. Все началось с того, что я видел, что вокруг, там где я живу, лес все хуже и хуже. И он стал гибнуть. Ну я естественно Андрею Юрьевичу говорю: что это такое, проблема большая. Ни для дач.

- Послушай, говорит, что у меня сухостой, что происходит. Ну я соответственно позаботился о своем товарище, лес вырубили. Он мне звонит в понедельник с утра и говорит: «Вы чего сделали? Я жил в лесу, а сейчас я живу в поле». Но на самом деле.

- И стал ездить, сажать деревья. То есть Андрей меня приучил к тому, что я теперь принимаю участие во всех акциях.

- Да, спасибо тебе за это отношение. На самом деле до сих пор, представляете, люди говорят: сажайте больше деревьев. Мы рубили, мы остановили эпидемию . Но все равно человек так устроен . Если там где раньше был лес- поле, человек стучит ногами и говорит: посади мне лес, иначе есть риск, что здесь что-то построят высокое и никому не нужное, то есть нарушат мной внутренний мир.

- Ощущение проживания.

- Да, мою атмосферу. Поэтому с 16 года принято решение, мы начинаем высаживать деревьев больше, чем обеспечивать санитарных вырубок. Мы окончательно сокрушим этого гада-короеда и соответственно будет наращивать посадки, посадки деревьев, которые позволят нам иметь уже свежий, чистый, красивый лет.

- Много говорят: вот в свое время прославился министр финансов Московской области, все своровал и убежал во Францию. Вы сейчас контролируете своих министров? Повторение такого преступления возможно или нет?

- Да. У нас не принимают, губернатор не может принять, в хорошем смысле этого слова, какое-то сумасбродное решение. Например, по стройке — это Градсовет. Он проходит и в прямом эфире, и обязательно публично. То есть по сути мы истребляем все те решения, которые принимаются персонально кем-то, потому что высока вероятность ошибок, и появляется возможность возникновения коррупции. Когда это коллегиальное решение, межведомственная комиссия или рассмотрение, или тот самый автоматизированный способ, когда нет касания, когда ты не можешь дать коробку конфет тому, кто тебе поставил дачу на учет, понимаете — то это дорогого стоит. Поэтому все наши усилия направлены на искоренение вот этого «культа чиновника» в той части, что с ним нужно обязательно поздороваться, иначе ничего не получится в жизни.

- Андрей Юрьевич, когда откроют дорогу между Ивантеевкой и Королевым? - спрашивает Валерий.

- Тяжелая ситуация между Ивантеевкой и Королевым . В свое время был ремонт в Королеве улицы, которая представляла собой одну сплошную пробку. И вынуждены были закрыть транзитное движение, будем открывать, будем открывать, будем думать, как решить эту проблему.

- Не так давно столкнулась с хамством водителя автобуса, пожаловалась в Мосгортранс, получила более чем внимательное отношение к себе.

- Мостранавто, наверное.

- Мострансавто. Звонил начальник автоколонны и извинился. Юлия из Подольска.

- Вот видите. Работает, работает, Володя. Знаете, это всегда прекрасно . Я на почту даже получаю, мне пишут: «Вы не поверите, проснулась - кучи с мусором нет». Но дальше люди пишут: «К сожалению, это нужно написать губернатору или главе. Почему это не делается автоматом?». Вот все-таки это задача власти муниципальной сделать так, чтобы работала система, система. Мы если все-таки претендуем на высокие позиции в мире, мы должны быть сторонниками системных решений, решений добросовестного отношения к делу.

- Много вопросов по поводу: как получить землю. Куда людям обращаться? Не только получить землю. Пишут: в Клинском районе земельных участков для многодетных роздано, но со статусом сельхоз назначения. Как изменить статус?

- В МФЦ раньше это занимало большое количество времени. А сейчас если многодетные получают, то мы из 20тысяч заявок- 12 удовлетворили. То есть мы рекордсмены по количеству предоставляемой многодетным семьям земли. И лидеры по количеству очереди. Надо предоставлять дальше.

- С другой стороны земли то мало — это то, что люди не понимаю.

- Это как сказал классик: «Единственное, что не научился делать человек — это воспроизводить землю» увеличивать ее.

- То есть Вы когда пришли, выяснилось, что земля почти вся кому-то принадлежит.

- Да, земли было 0,2 процента муниципально-региональной. Мы ее подсобрали.

- 0,2? То есть ничего так, похозяйничали в Московской области.

- Но сейчас мы навели порядок. У нас есть земля, и мы стараемся у многодетных все-таки удовлетворять этот запрос. Хотя тема тоже непростая. Почему? Предоставляешь землю – нужна дорога, если дорога — значит лучше, чтобы с газом, а желательно еще электричество и неплохо было бы, чтобы была канализация и водопровод. Вот с этим, это все деньги. Мы с вами просто должны всегда останавливаться на приоритетах — что мы можем сделать за то, что у нас находится в распоряжение в части финансов.

- Вы слышали Андрея Юрьевича Воробьева. Все ваши вопросы, а их пришло под тысячу, мы передадим Андрею Юрьевичу. И как вы слышали, мы уверены, что они все не останутся без ответа. Андрей Юрьевич, спасибо Вам большое. Приходите к нам еще раз.

- Спасибо. Спасибо Вам, Владимир, и Вам, Анна, за интересное общение и вообще за интересную передачу, которую вы ведете.

Да слушайте, мы всегда рады, приходите.

АНДРЕЙ ВОРОБЬЕВ (ГУБЕРНАТОР МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ): Спасибо.

Аудиоверсию программы можно скачать по ссылке: http://radiovesti.ru/episode/show/episode_id/36405